Система Orphus
Версия для слабовидящих
Василий Никитич Татищев – основатель Ставрополя-на-Волге (Тольятти)

Сентябрь 1995 г. – основание Волжского университета имени В. Н. Татищева

Русская версия
English version
На главную Поиск по сайту Карта сайта Версия для печати Контакты
вход »
Логотип

Газета «Волжский университет»

Юбилейные даты являются прекрасным поводом для нового осмысления знаковых событий истории. 400-летие династии Романовых - это огромная эпоха в жизни нашей страны. Изменения, произошедшие в период с начала XVII по начало XX века, затронули все без исключения сферы жизни.

Династия Романовых изначально была связана с церковной иерархией. Избрание 16-летнего Михаила (1613-1645) на царство Земским собором в феврале 1613 года отчасти стало возможным в силу того, что его отец - боярин Федор Романов в перипетиях политической борьбы Смутного времени стал главой Русской церкви патриархом Филаретом. Возвратившись из польского плена, стал править совместно с сыном, играя в этом тандеме более важную роль. Казалось, что церковная власть возвысилась над государственной, но отец царя был, по сути, светским правителем, лишь облеченным церковным саном. Не желая укрепления церковной власти в дальнейшем, в преемники себе Филарет подбирает фигуру «неперечливого» патриарха Иосафа.

Следующий представитель династии Алексей Михайлович Тишайший (1645-1676) является своего рода образцом благочестивого, набожного и доброго «царя-батюшки». Но в его правление происходят поистине трагические события для церкви, связанные с «лучшим другом» царя патриархом Никоном. Выходец из мордовских крестьян, Никон, став монахом, приобрел огромное влияние на царя, санкционировавшего возведение его в высший церковный сан. Никон стремится восстановить ситуацию, при которой глава церкви носит титул «великий государь», создать «симфонию» церкви и государства, а может, и воздвигнуть «священство выше царства». Но то, что было возможно при Михаиле и Филарете Романовых в силу их родственных связей, становится нереальным при Никоне и Алексее Михайловиче. Патриарх быстро теряет поддержку царя и, желая ее вернуть, прибегает к «шантажу» - отказывается исполнять патриаршие обязанности. За это собор, созванный царем в 1666 году, приговаривает Никона к ссылке, в которой он и скончался. В дальнейшем мы не видим во главе церкви лиц, равных по амбициям и влиянию Никону. Вопрос о равенстве церковной и светской власти был навсегда закрыт.

Еще один сложнейший вопрос решается в это время - это так называемая «книжная справа», то есть исправление богослужебных книг, что приобрело острую необходимость из-за распространения книгопечатания. За образец были взяты греческие тексты, в которых были зафиксированы другие обрядовые нормы. Тем самым русская обрядовая традиция, которая неизменно просуществовала с Крещения Руси, заменялась на греческую с тем, чтобы приблизиться к православным Востока (Греции, Турции, Сирии), покровителем которых считал себя царь в соответствии с концепцией «Москва - третий Рим». Проведение реформы богослужения и сейчас бы вызвало как минимум недоумение, а тогда привело к широкому протесту с готовностью умереть «за единый аз». Но решениями того же собора, который осудил и Никона, сторонники старых обрядов были определены как еретики и подлежали уголовному преследованию. Тем самым значительная часть активных верующих оказалась и в расколе к церкви, и в оппозиции к государству.

В этот же период начинают все отчетливее прослеживаться тенденции, которые станут характерной чертой следующего XVIII века: это «обмирщение» - отказ от церковности в культуре, и западное влияние, в первую очередь польское. В обоих случаях проводниками этих идей выступали боярство и царь. В правление старших детей Алексея Михаловича Федора (1676-1682) и Софьи (1682-1689) эти тенденции усиливаются, нарастает борьба с расколом.

Младший сын Алексея Михайловича Петр I Великий (1689-1725) своим правлением вносит коренной перелом во все аспекты российского общества и государства. Будучи человеком верующим, он тем не менее видел в церкви оппозицию к своей деятельности. Петр в 1700 году, по сути, обезглавливает церковную организацию, не назначив избрание нового патриарха после смерти патриарха Адриана. На патриаршее место он ставит митрополитов - выходцев из Малороссии, надеясь, что их географическая близость к Западу сделает церковь сторонницей реформ. Но он ошибся. Тогда царь, при поддержке архиепископа Феофана Прокоповича, решает совсем отказаться от единоличного управления церковью, заменив патриарха коллегиальным органом власти, подконтрольным царю. Силой и обманом получив согласие русского епископата и восточных патриархов, царь создает Синод, который до конца династии станет органом управления церковью. В соответствии с его основополагающим документом «Духовным регламентом» император, а не Иисус Христос, объявлялся «крайним судьей» членов Синода. Контролировал их деятельность обер-прокурор - офицер, следящий за выполнением указов царя.

Помимо церковного управления, Петр внес существенные изменения в жизнь монастырей. Их доходы стали контролироваться государством. Монастыри царь считал рассадником бездельников, отлынивающих от государевой службы, а потому был введен возрастной ценз, молодые монахи забирались в солдаты, монастыри принудительно превращались в богадельни, монахам запрещалось иметь перо и бумагу. Конечно, все эти новшества в корне противоречили православной традиции.

В эпоху дворцовых переворотов при первых монархах ключевую позицию при дворе сохраняет президент Синода Феофан Прокопович, ревностно охранявший свое детище - синодальное управление. Пропротестантские ориентации Анны Иоанновны (1730-1740) и Анны Леопольдовны (1740-1741) этому способствовали.

Приход к власти набожной дочери Петра Великого Елизаветы Петровны (1741-1761) принципиально не изменил сути церковно-государственных отношений. Советуясь с членами Синода, говея и совершая паломничества, она тем не менее подготавливает секуляризацию церковных земель.

Ее проведение пришлось на краткое правление племянника Елизаветы Петра III (1761-1762), который демонстрировал пренебрежение как к русской, так и к православной традиции, чем вызвал недовольство различных слоев общества.

Его жена, Екатерина II Великая (1762-1796), свергнув супруга и желая получить поддержку населения, отменила секуляризацию, но вскоре провела ее вновь. В результате у монастырей были изъяты все земли с крестьянами, духовенство получало теперь содержание из казны, которое было сокращено в восемь раз. Особенно пострадали монастыри, две трети из которых были вскоре закрыты. Из епископов против такого шага императрицы выступил только св. Арсений (Мацеевич), пожизненно заточенный в крепость. С этого момента церковная организация и финансово оказалась в зависимости от государства.

Проводя политику «просвещенного абсолютизма», императрица наделяет схожими правами и другие вероисповедания: содержание духовенства из казны, организация управления, разрешение на строительство храмов. Но если для ислама, католицизма, буддизма, иудаизма это во многом было возвышением статуса, по сравнению с предыдущим периодом, то для Русской православной церкви - явным его принижением. Императрица, в чем прослеживаются ее протестантские корни, пренебрегала ролью духовенства в жизни общества, особенно низшего, обвиняла его в недостаточном участии в просвещении населения.

Краткое правление сына Екатерины II Павла I (1796-1801) охарактеризовалось попыткой в одночасье преодолеть церковный раскол путем создания Единоверческой церкви, где старообрядцы, сохраняя свои богослужебные традиции, признали бы «никонианскую» иерархию. Но духовные разногласия, накапливаемые десятилетиями, вряд ли могли бы исчезнуть по указу императора. Увлечение Павла рыцарскими романами и покровительство Мальтийскому ордену приводит к странной коллизии: православный царь становится во главе католического монашеского объединения.

Царствование Александра I Благословенного (1801-1825), сына убитого в результате заговора Павла, имело значительные последствия для церковно-государственных отношений. Была проведена министерская реформа, которая ввела принцип единоначалия в управлении ведомствами. Для Синода таким главой становился обер-прокурор - военный или гражданский чин, который не только докладывал императору о деятельности церкви, но и определял ее политику. Одним из обер-прокуроров стал А. Голицын, возглавлявший одновременно и министерство народного просвещения. В этом «двойном министерстве» одним из подразделений было управление духовных дел православного исповедания.

Глава ведомства стоял на позициях всехристианского единства, став основателем Российского библейского общества. После победы над Наполеоном Александра охватывают особые религиозные настроения мистицизма и внедогматического христианства, которыми заражается все высшее общество.

После подавления восстания декабристов и прихода к власти брата Александра Николая I (1825-1855) традиционное вероисповедание было возвращено во дворец. Более того, министр народного просвещения С. Уваров формулирует своего рода девиз русской монархии - «православие, самодержавие, народность», который остается ее официальным кредо до самого конца. Вера церкви все больше приобретает черты политической идеологии, реализуемой при этом лишь внешне, формально, насколько это необходимо для охранения самодержавия. При этом деятельность церкви власть стремится приспособить и под прочие нужды государства. Для этого, например, в семинарии вводятся элементы медицинских и сельскохозяйственных наук - пусть сельский священник будет немного и фельдшером, и агрономом. В период деятельности обер-прокурора, кавалерийского генерала Н.А. Протасова управление Синодом приобретает ярко выраженные авторитарные черты. Глава духовного ведомства полагал, что епископатом можно руководить так же, как эскадроном гусар.

Эпохой великих реформ стало правление сына Николая I Александра II Освободителя (1855-1881). Но реформы почти не коснулись сути церковно-государственных отношений. Либерализация общественной жизни проявилась в поляризации отношения к церкви со стороны различных слоев населения. С одной стороны, расширяется интерес к церковной традиции со стороны высших сословий, заложенный славянофилами, с другой - усиливаются нигилистические настроения в радикально настроенной части общества. Неприязнь к власти переносится и на церковь.

Активность революционеров-народников приводит к гибели императора, и взошедший на престол его сын Александр III Миротворец (1881-1894) заявляет об отказе от реформ и охране традиционных ценностей. Большая часть мероприятий, определяемых как контрреформы, была направлена на укрепление дворянства, и лишь некоторые предполагали усиление роли духовенства в общественной жизни. Последние мероприятия связаны с именем обер-прокурора Синода К.П. Победоносцева, который имел влияние на царя. Победоносцев первый из обер-прокуроров был выходцем из семьи священнослужителей. Религиозный, считавший, что только распространение церковности в обществе спасет Россию от надвигающейся революции, он четверть века единолично руководил церковью, не считаясь ни с епископатом, ни с рядовым духовенством - стиль, заложенный синодальной эпохой.

Последний русский император Николай II (1894-1917) не смог предотвратить революционный взрыв. Первая русская революция заставляет царя подписать Манифест 17 октября 1905 года, в котором, в частности, провозглашалась свобода вероисповедания. Все религии получали право свободно действовать на территории империи. Но лишь в управлении Православной церковью оставалось все по-прежнему. Многие представители церкви заявляют о ненормальности такой ситуации и необходимости перемен. Царь разрешает созвать Предсоборное присутствие, призванное подготовить проведение Поместного собора Русской Православной Церкви, которого не было уже около 250 лет, и на нем, возможно, восстановить патриаршество. Религиозный и благочестивый Николай II допускал такую мысль и, по свидетельству одного из епископов, готов был отречься от престола в пользу сына и сам возглавить церковь. Но после окончания революции идея собора была отложена на неопределенный срок. Стихийные события Февральской революции привели к падению монархии, отречению Николая II. Но это было спокойно воспринято церковными иерархами, духовенством и верующими, которые не видели в императорской власти защитника церковных интересов.

Таким образом, за 300 лет правления династии Романовых Русская церковь оказалась полностью подчиненной государству. Этот процесс происходил при благочестивых и не очень богобоязненных царях. Его можно назвать однонаправленным движением и общемировой тенденцией. Церковь, став основой для государственной идеологии, во многом утрачивала роль нравственного ориентира, а это в свою очередь привело к отказу от традиционных ценностей и обернулось революционной трагедией.

Это наглядно показывает, какими негативными последствиями оборачиваются стремления государственной власти встать над церковью, подчинить ее своим интересам и целям, путь важным и благородным.

Тимофей Евгеньевич ЖИТЕНЕВ, к.и.н, доцент

Просмотров: 3095

« Все статьи


Учредитель - ОАНО ВО «Волжский университет имени В. Н. Татищева» (институт) г. Тольятти.

Главный редактор Сергей Александрович Сумин.

Газета зарегистрирована в Поволжском межрегиональном территориальном управлении Министерства РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникации. Регистрационный номер ПИ № 7-2042 от 28.05.2003 года.

Адрес: 445020, Тольятти, ул. Белорусская, 6а, к. 214, тел. 8(8482)48-21-28, gazeta@vuit.ru.
  
Поиск по сайту
См. также
Курсы
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter